• Главная
  • >
  • Политика
  • >
  • «Брекзит» по-английски: уходя — не уходи. Комментарий Георгия Бовта

«Брекзит» по-английски: уходя — не уходи. Комментарий Георгия Бовта

В понедельник премьер Великобритании Тереза Мэй приняла заявление об отставке министра иностранных дел Бориса Джонсона, возглавлявшего МИД с июля 2016 года. Россия уже связала его уход со скандальным делом Скрипалей

Георгий Бовт Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

В понедельник, 9 июля, британский парламент покинули сразу две ключевые фигуры (министр по вопросам «Брекзита» Дэвид Дэвис и глава МИД Борис Джонсон) из-за несогласия с тем, как премьер-министр проводит переговоры по выходу страны из Евросоюза. МИД России заявил, что отставка Джонсона связана с делом об отравлении в Солсбери экс-сотрудника ГРУ Сергея Скрипаля. В Лондоне же заговорили о правительственном кризисе и возможной отставке Терезы Мэй. Поправить пошатнувшиеся позиции она попробует во время скорой встречи с президентом США Дональдом Трампом.

На какие еще рычаги надавит Мэй, чтобы усидеть в кресле? Об этом в комментарии Георгия Бовта.

Правительственный кризис в Великобритании замаячил все же не из-за дела Скрипалей и не из-за недавнего отравления все тем же «Новичком» двух человек в городке Эймсбери. Скандал вокруг «химической атаки русских» как раз держит кабинет министров в тонусе, да и на рейтинг премьера худо-бедно работает. Ключевой вопрос — разногласия по поводу того, как выходить из Евросоюза, выполняя волю народа, выраженную на референдуме два года назад. Жестко, разрывая большинство торгово-экономических связей, как настаивали глава МИД Борис Джонсон и министр по делам «Брекзита» Дэвид Дэвис, или мягко, как хочет Тереза Мэй.

Предложенный Мэй план, согласованный с Брюсселем, предполагает составление достаточно обширного перечня промышленной и сельскохозяйственной продукции, на которую не будут распространяться торговые пошлины. Предполагается также создание некоей зоны свободной торговли наподобие той, что существует у Евросоюза c Норвегией.

Борис Джонсон назвал такой план попыткой превращения Великобритании в колониальную страну по отношению к ЕС. Другие сторонники решительного разрыва с континентальной Европой утверждают, что политика Мэй приведет к тому, что страна со временем пойдет на еще большие уступки по части своего суверенитета, чем в 1973 году, когда Британия только вступала в ЕС.

Тереза Мэй со своей стороны парирует, что ее предложение сохранить общие с ЕС регламенты для промышленных товаров и сельхозпродукции не будет означать распространения юрисдикции Брюсселя на Лондон, британский парламент по-прежнему сохранит за собой последнее слово. Ее план действительно напоминает ту модель отношений между Евросоюзом и Норвегией, которая, впрочем, на практике полностью признает правила и регламенты единого с ЕС рынка, подстраивая, если это требуется, свои нормы под общеевропейские.

Многие евроскептики полагают, что мягкий вариант «Брекзита», продвигаемый Терезой Мэй, — лишь первый шаг, а за ним последуют другие. Сохранение за Великобританией права пользоваться привилегиями зоны свободной торговли и единого европейского рынка потребует от Лондона новых уступок в других областях, в частности, в сфере услуг, где пока предполагается более решительный разрыв с ЕС.

На место Джонсона уже назначен Джереми Хант, ранее работавший министром здравоохранения. Во время проведения референдума по выходу страны из Евросоюза он был ярым противником «Брекзита», но теперь, переобувшись в воздухе, утверждает, что изменил свою точку зрения. На самом деле, Хант просто подстроился под мнение и тактику премьер-министра, выступать против Мэй он не будет даже в малейших деталях, в том числе в вопросах, касающихся отношений с Россией.

Благоприятных перемен ждать не стоит. Скандал вокруг российской «химической агрессии» будут всячески поддерживать и по мере сил раздувать, пока он будет работать на имидж премьера перед лицом «внешней угрозы с Востока». Заодно отвлечет внимание избирателей от того, что результаты референдума о выходе из ЕС подвергают радикальной ревизии, выхолащивая саму суть решения. В этом смысле политику официального Лондона по выходу из ЕС можно сравнить с поведением капризного кота, который воет и скребется в запертую дверь, всем видом показывая, что желает выйти погулять. Но стоит только эту дверь открыть, как кот усаживается на месте, делая вид, что вовсе никуда и не собирался.

Источник: bfm.ru

Яндекс.Метрика